October 1st, 2005

Недобрая сказка про Дракончика (или сказка про недоброго Дракончика)

Начинается все с анекдота:
Идет суд над малолетним Дракончиком
Судья:
-Ты съел своего папу?
-*жалобно-плаксиво* Я
-Ты съел свою маму?
- Я
- И кто же ты после этого?!
-*срываясь на плач* Сиротииинушкаааа

Анекдот на этом заканчивается. Для папы, мамы и судьи.
А Дракончик живет со своим «сиротинушка», ходит по осенним улицам, прижимается теплым боком к незнакомым людям и говорит «я сирота», и слезка стекает по кожистой щеке. И все его жалеют, и даже на этой почве начинают любить.

Иногда сиротинушка приходит к тем, кого он когда-то давно покусал (но не съел). Приходит, глядя в пол и дырявя когтистым носочком линолеум, сообщает, что он теперь сирота, несмотря на то, что совсем еще дите. И те начинают плакать с ним вместе. И плачут и просят их простить за то, что им когда-то показалось, что на них он тоже разевал аккуратный ротик с маленькими беленькими зубками в три ряда.

Так у него появились друзья. Боже, как он был счастлив, что больше не один.
Вечерами они пили кофе и при дрожащем свете свечек обсуждали как же это тяжело - жить в таком диком мире ребенку, которого по непонятным причинам оставили родители. Да-да, по непонятным - эту тему он заминал, и вапще такие тяжелые вещи никто особо не спрашивал - берегли детскую психику.

Да и зачем им это знать, ведь о самом главном (чувства важнее событий) - о дракончиковском одиночестве, они знали очень много. Много и подробно - как за секунду до потери матери он начал дрожать от непонятного холода, несмотря на 30-градусную жару, как через три минуты после потери отца заболел живот, и как родня его оставила в трудном положении.
Друзьям приятно, что он им рассказывает о своих чувствах - значит, доверяет, значит, дружба.

Дракончик ходит гулять с этими новыми друзьями. Он им действительно очень благодарен, он действительно очень одинок. Но иногда, оставаясь чуть позади, все же примеряется - открывает ротик - поместится целиком или опять покусанный убежит и репутацию попортит? Не потому, что голоден, а в смысле вдруг пригодится? Размеры своих друзей на всякий случай надо знать. (А иногда вспоминает с улыбкой умиления о тех временах, когда они с родителями играли в шутливую игру «кто поместится в мой рот?»)

А несколько раз во время этих прогулок из кустов или из других мест, откуда не ожидаешь, выходили те, кого он был совсем не рад видеть – его родня - те, кто проходили свидетелями по делу съедения родителей. И что-то такое говорили, не чтобы ему все испортить, лично Дракончику напоминали что-то, так чтобы друзьям было не очень понятно, но слово «суд» звучало. И чтобы новые друзья не слышали этого, Дракончик начинал плакать. Очень громко и очень отчаянно, сначала подпрыгивая на месте так, что когтистые детские лапки бились о теплые бока, а потом заваливаясь на землю, и из всей его речи прифигевшие от ужаса друзья могли разобрать только «уууу это все они это все они».
Друзья - они ведь на то и друзья, чтобы помогать, и родня пару раз получала хук слева (Дракончик - он же ребенок, он сам сильно не сможет, а им приятно, что они делают доброе дело). И уже упавшую на асфальт родню доедал Дракончик. Не торопясь, медленно открывая ротик, прямо из положения лежа, едва утерев слезы
И они радостные с новыми друзьями шли дальше, вполне довольные друг другом.

Страшная штука одиночество все же. Тем более когда ты ребенок.

Конец




Я когда эту сказку внутри себя услышала, заметила что у мну якорь неправильный образовался - теперь едва услышав «я сирота», хочу дать в лоб.
Неправильный якорь, буду уверять себя, что:
1. Кто-то сирота не потому, что всех сожрал
2. Нельзя так уж прям верить сказкам. Тем более собственного сочинения
  • Current Music
    Jah Noise System - Исса